Житейские истории

Для тех, кто хочет просто поболтать

Re: Житейские истории

Сообщение Ирочка_86 » 23 янв 2015, 23:14

из ВК
Однажды муж с женой решили один день никому не открывать дверь. Утром их разбудил звонок, они посмотрели в глазок — родители мужа. — Не откроем дверь! Родители мужа ушли… Через некоторое время опять звонок, посмотрели — родители жены. Хотели опять не открывать дверь, но жена начала плакать, и муж пожалел её и открыл. Прошло время… У них родилось 4 сына, а пятой родилась дочка. Муж устроил большой праздник и был такой радостный! Тогда друзья спросили его: — Отчего ты так радуешься? Ведь даже на рождение сыновей ты так не радовался? А он, улыбаясь, ответил: — Родилась та, которая откроет мне дверь!
Аватар пользователя
Ирочка_86
Супер эксперт!
Супер эксперт!
 
Сообщений: 775
Зарегистрирован: 17 янв 2015, 11:17
Награды: 25
Новичок (1) 1 место (1) Завсегдатай (1) Год на форуме (1) Зима с форумом (2) Весна с форумом (3)
Лето с форумом (1) Осень с форумом (4) Позитивчик (2) Организатор СП (1) Любитель животных (1) Детство (2)
А просто так (1) С праздником (4)
Благодарил (а): 495 раз.
Поблагодарили: 245 раз.
Имя: Ирина
Знак зодиака: Лев
Район: Ц-Г

Re: Житейские истории

Сообщение yulia » 15 мар 2015, 15:38

В одно прекрасное утро, по «Скорой», поступил к нам в хирургическое отделение мужчина 45-50 лет. Был снят с самолёта в связи с ухудшением состояния во время полёта.

При осмотре – астеничен, отмечается желтушность кожных покровов, печень + 10 см. из под рёберной дуги, бугристая, каменистой плотности. На УЗИ множественные узлы в печени, масса метастазов в забрюшинном пространстве. На ФГДС – рак желудка с тотальным поражением. Настолько запущенной картины мы все давно уже не видели. Онкологи не забрали – инкурабельный, иноперабельный.

На вопрос, почему раньше не обращались, пациент ответил, что знал своё заболевание, но работа – он являлся директором крупной строительной частной фирмы, молодая супруга, которой хотел показать мир и не хотел её расстраивать, по этому всё оттягивал лечение…

Кстати сняли его с женой с международного борта, летящего из Франции. Так сказать – «Увидеть Париж и умереть…»

Больной, как я уже писал, был неоперабельным. Больше того, начал прогрессивно загружаться, на фоне раковой интоксикации и печёночно-почечной недостаточности. Был определён в двухместную палату…Есть такие в каждом отделении для тяжелобольных и умирающих.

Мне пришлось вести эту палату и лечить, если это можно назвать лечением, а вернее, облегчать страдания этого пациента.

Гемосорбция, дезинтоксикационная терапия, переливание эр.массы, обезболивающие препараты, симптоматическая терапия несколько улучшили состояние, денег на лечение уже никто не жалел, но пациент шёл к своему логическому концу.

Из разговоров с пациентом я узнал, что он имеет несколько квартир, домов, несколько филиалов фирмы по всей России. Недавно женился, ещё до того как узнал о своей болезни, безумно любит свою супругу. Короче, как в песне, для супруги всё – …«кольца и браслеты платья, и жакеты ...», а также машины и квартиры, Парижи и Каиры...

Как и положено, была проведена беседа с супругой - молодой, ухоженной, красивой женщиной. Доложено о диагнозе супруга и вероятном исходе заболевания. Обратило на себя внимание совершенно спокойная реакция на это, в общем трагическое для семьи, известие. Вначале всё списывалось на некоторую инфантильность супруги из-за её молодости, шок от известия.
Мы все сталкивались, в своей практике, что после таких известий, родственники как бы окаменевали, а потом только прорывались какие то эмоции…Это в принципе нормальная реакция, у некоторых…

Но тут всё оказалось по-другому…

После того, как пациент почувствовал что слабеет, он, приводя в порядок документацию и свои дела, через юриста перевёл все свои «активы и пассивы» на супругу. Больше у него никого не было.
Сделав это, он впал в кому, из которой выходил периодически на час, два.

Супруга после подписания всех документов – исчезла. Нет, она звонила, интересовалась, не скончался ли её «любимый супруг», но в больнице её больше не видел…
Но не это было страшно…

Пациент, выходя из комы, постоянно просил пригласить супругу. Просил об этом сестёр, санитарочек, меня…..Все мы ей не раз звонили, просили хоть на 10-15 минут прийти и, так сказать, отдать долг….Но тщетно….Пациент злился на нас, якобы мы не пускам жену к нему…

И вот наступил момент, когда силы пациента кончились.

Умирать он начал в 10.00., когда впервые наступила остановка дыхания и сердечной деятельности. Реанимация в таких случаях не проводится, по этому осмотрен мной и анестезиологом. Дыхание, пульс, давление не определяются в течении 10 минут, констатирована смерть и сделана запись в истории болезни. Больной укрыт простынёй, и оставлен в палате, как у нас было принято, на 2 часа, перед выносом в специальное помещение.

10.50. Прибежала постовая сестра…в шоке!!! Пациент открыл глаза, отбросил простыню, зовёт супругу. Бежим в палату. Пациент в сознании, дыхание, давление, пульс на «мизере», но есть. Постановка системы, благо подключичку не успели вытащить. Пациент просит позвать супругу. Звоню ей, объясняю ситуацию, прошу прибыть!!! Получаю в ответ согласие, что сейчас приеду.

11.30. Остановка сердца и дыхания. Повторный осмотр совместно с зав. отделением и анестезиологами, начмедом, подключены все имеющиеся контролирующие показатели жизнедеятельности пациента приборы. Везде полный «ноль». Констатация смерти. В историю ничего не пишу. Ту, первую запись, о смерти пациента, пришлось выдёргивать из истории. Ждём два часа…

12.00. Больной оживает, опять одна просьба – хочу попрощаться с супругой. У всей больницы шок….Опять звоним жене, совместно с зав. отделением - умоляем приехать!!! Опять – Сейчас еду….Ждём.

13.00. Больной опять умирает, в очередной раз… Опять консилиум, констатация смерти. Анестезиологи начинают звонить во все свои институты и всем профессорам, был ли такой случай в прошлом или у кого в практике. Мы, хирурги, начинаем наезжать на них…... Или берите в реанимацию, или объясните, что происходит!!!

14.00. Больной оживает, начинают подавать сигналы все приборы. Опять зовёт жену. Звоню этой твари в юбке, матерюсь в трубку, обзываю всяко…Думаю, может приедет на меня жалобу за оскорбление написать, и к мужу заглянет, ненароком…В трубке молчание, и опять – сейчас еду…

У всех морально эмоциональное истощение, сёстры навзрыд плачут в сестринской. Одна только старая санитарка баба Вера сидит у пациента и гладит его руку приговаривая - потерпи, миленький, сейчас придёт она, …потерпи…

15.20. Смерть больного...

16.40 Ожил…Зовёт жену… Уже никуда не звоним… Всё понятно…

17.20. Умер…

18.00. Ожил…Уже никого не зовёт, просто водит глазами по сторонам. Сидим с ним рядом, я и баба Вера, вместе, больше ни у кого нет сил, на это смотреть... Она вспоминает, что в её бытность санитарки, в военно-полевом госпитале в Великую Отечественную, был такой же случай. Тогда сутки, вот так же, периодически оживая, умирал молодой солдатик, который звал свою маму…

19.20. Очередная смерть пациента. Единственным отличием в этот раз, были произнесённые им, как бы в бреду, два слова – НЕ ПРИШЛА…

Прождали два часа, появились все признаки смерти, трупные пятна. Больной умер.

Девять часов агонии, неоднократное возвращение «оттуда», только ради того, что бы попрощаться, в последний раз увидеть любимого человека. У меня нет слов. Как нет слов, оправдать, объяснить поступок этого самого «любимого человека».
Она, жена, пришла, на следующий день - забрать золотую цепочку, крестик, кольцо и золотые часы мужа.
Отдавала ей всё это баба Вера. Наклонившись к уху, она что-то сказала ей, женщина побледнела, и выбежала из отделения. Как я её не пытал, в смысле бабу Веру, что она ей сказала, она не говорила до одного случая.

Прошло около полугода. На общебольничной конференции гинекологи докладывают о тяжёлой больной, которую сняли с поезда с профузным маточным кровотечением, на фона рака матки с метастазами и распадом. Ну, как говорится гинекологам гинекологическое, хирургам хирургическое. Да, отметил для себя, что тяжёлая больная в гинекологии ну и всё, это их проблемы.
Но после обеда ко мне подошла баба Вера и говорит – «Однако, как я ей и сказала, заберёт он тебя с собой и именно здесь в этой больнице, так и получается….» Она поступила с кровотечением в гинекологию.....!!!

Сначала я не понял, о чём это она. А баба Вера и говорит, помнишь ты меня пытал по поводу жены того, кто умирал целый день, а жена не пришла, что я ей тогда сказала… Так вот, я ей сказала, что ты не попрощалась по человечески с мужем, а он тебя очень сильно любил… значит, он тебя скоро заберёт с собой и умрёшь ты в этой же больнице…

Я не пошёл к этой больной, не посмотрел на неё, противно стало и гадко на душе, никому ничего про неё не сказал, так же как и баба Вера.
Умерла она через сутки.
С уважением, Юлия
Изображение
Аватар пользователя
yulia
Администратор
 
Сообщений: 13961
Зарегистрирован: 12 авг 2010, 11:27
Награды: 1
Сыночек (1)
Благодарил (а): 1698 раз.
Поблагодарили: 1790 раз.
Имя: Юлия
Знак зодиака: Рыбы
Район: Горняцкий, Капитальная

Re: Житейские истории

Сообщение yulia » 29 июл 2015, 21:01

ЧУЖИХ ДЕТЕЙ НЕ БЫВАЕТ

Городок у нас маленький, но есть в нём две достопримечательности: узловая станция, с которой идут поезда в разные концы страны, и две загородные улицы. Там только одноэтажные дома, и у каждого — сад и масса цветов.

И вот мой муж Фёдор — золотые руки — построил там дом, настоящий дворец, в два этажа, с верандой, балконами и даже двумя входами. Я тогда удивлялась, зачем разные входы, а он объяснил, что для сыновей — у нас их двое было, Иван и Костя.

Но всё сложилось по-другому. Началась война с фашистской Германией. Сначала ушёл мой Фёдор, потом один за другим два сына, а через несколько месяцев пришла из части похоронка — погибли оба…

Я сходила с ума. Хожу по пустому дому-дворцу и думаю — как жить?

Работала я в это время в райкоме, мне очень сочувствовали, успокаивали, как могли. Однажды иду я около вокзала, и вдруг летят три самолёта. Люди как закричат: “Немцы, немцы!” — и рассыпались в разные стороны. Я тоже в какой-то подъезд забежала. И тут зенитки стали по самолётам бить: узловая станция сильно охранялась, через неё шли поезда с солдатами и техникой. Вижу — бежит по площади женщина с девочкой на руках. Я ей кричу: “Сюда! Сюда! Прячься!” Она ничего не слышит и продолжает бежать. И тут один из самолётов сбросил бомбу прямо на площадь. Женщина упала и ребёнка собой прикрыла. Я, ничего не помня, бросилась к ней. Вижу, она мёртвая. Тут милиция подоспела, женщину забрали, хотели и девочку взять. Я прижала её к себе, думаю, ни за что не отдам, и сую им удостоверение райкомовского работника. Они говорят — иди, и чемодан той женщины отдали. Я — в райком: “Девчата, оформляйте мне ребёнка! Мать на глазах у меня убили, а об отце в документах — прочерк…”

Они сначала стали отговаривать: “Лиза, как же ты работать будешь? Малышку в ясли не устроишь — они забиты”. А я взяла лист бумаги и написала заявление об увольнении: “Не пропаду, — говорю, — надомницей пойду, гимнастёрки солдатам шить”.

Унесла я домой мою первую дочку — Катю, пяти лет, как было указано в документах, и стала она Екатериной Фёдоровной Андреевой по имени и фамилии моего мужа.

Уж как я любила её, как баловала… Ну, думаю, испорчу ребёнка, надо что-то делать. Зашла я как-то на свою бывшую работу в райком, а они двух девчушек двойняшек, лет трёх-четырёх, в детдом оформляют. Я к ним: “Отдайте их мне, а то я Катю совсем избалую”. Так появились у меня Маша и Настя.

А тут соседка парнишку привела шести лет, Петей звать. “Его мать беженка, в поезде умерла, —объяснила она, — возьми и этого, а то чтб у тебя —одни девки”.

Взяла и его.

Живу с четырьмя малютками. Тяжело стало: и еду надо приготовить, и постирать, и за детьми приглядеть, да и для шитья гимнастёрок тоже нужно время — ночами их шила.

И вот, развешиваю как-то во дворе бельё, и входит мальчик лет десяти-одиннадцати, худенький такой, бледный, и говорит:

— Тётенька, это ты детей в сыновья берёшь?

Я молчу и смотрю на него. А он продолжает:

— Возьми меня, я тебе во всём помогать буду, — и, помолчав, добавил: — И буду тебя любить.

Как сказал он эти слова, слёзы у меня из глаз и полились. Обняла его:

— Сыночек, а как звать тебя?

— Ваня, — отвечает.

— Ванюша, так у меня ещё четверо: трое девчонок да парнишка. Их-то будешь любить?

А он так серьёзно отвечает:

— Ну так, если сестры и брат, как не любить?

Я его за руку, и в дом. Отмыла, одела, накормила и повела знакомить с малышами.

— Вот, — говорю, — ваш старший брат Ваня. Слушайтесь его во всём и любите его.

И началась у меня с приходом Вани другая жизнь. Он мне как награда от Бога был. Взял Ваня на себя заботу о малышах, и так у него складно всё получалось: и умоет, и накормит, и спать уложит, да и сказку почитает. А осенью, когда я хотела оформить его в пятый класс, он воспротивился, решил заниматься самостоятельно, сказал:

— В школу пойду, когда подрастут младшие.

Пошла я к директору школы, всё рассказала, и он согласился попробовать. И Ваня справился.

Война закончилась. Я запрос о Фёдоре несколько раз посылала, ответ был один: пропал без вести.

И вот однажды получаю письмо из какого-то госпиталя, расположенного под Москвой: “Здравствуй, Лиза! Пишет незнакомая тебе Дуся. Твой муж был доставлен в наш госпиталь в плохом состоянии: ему сделали две операции и отняли руку и ногу. Придя в себя, он заявил, что у него нет ни родственников, ни жены, а два сына погибли на войне. Но когда я его переодевала, то нашла у него в гимнастёрке зашитую молитву и адрес города, где он жил с женой Лизой. Так вот, — писала Дуся, — если ты ещё помнишь и ждёшь своего мужа, то приезжай, если не ждёшь, или замуж вышла, не езди и не пиши”.

Как же я обрадовалась, хоть и обидно мне было, что Фёдор усомнился во мне.

Прочитала я письмо Ване. Он сразу сказал:

— Поезжай, мама, ни о чём не беспокойся.

Поехала я к мужу… Ну, как встретились? Плакали оба, а когда рассказала ему о новых детях, обрадовался. Я всю обратную дорогу о них говорила, а больше всего о Ванюше.

Когда зашли в дом, вся малышня облепила его:

— Папа, папа приехал! — хором кричали. Всех перецеловал Фёдор, а потом подошёл к Ване, обнял его со слезами и сказал:

— Спасибо, сын, спасибо за всё.

Ну, стали жить. Ваня с отличием закончил школу, пошёл работать на стройку, где когда-то начинал Фёдор, и одновременно поступил на заочное отделение в Московский строительный институт. Окончив его, женился на Кате.

Двойняшки Маша и Настя вышли замуж за военных и уехали. А через пару лет женился и Пётр.

И все дети своих дочек называли Лизами — в честь бабушки.
С уважением, Юлия
Изображение
Аватар пользователя
yulia
Администратор
 
Сообщений: 13961
Зарегистрирован: 12 авг 2010, 11:27
Награды: 1
Сыночек (1)
Благодарил (а): 1698 раз.
Поблагодарили: 1790 раз.
Имя: Юлия
Знак зодиака: Рыбы
Район: Горняцкий, Капитальная

Пред.

Вернуться в Обо всем и ни о чем

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2